ПРАЗДНИК БУДУЩЕГО: зачем России День семьи, любви и верности

Пока в Краснодаре полным ходом идет подготовка к торжествам в честь Дня семьи, любви и верности, редактор Mush-room Маша Тимофеева разобралась, почему это хорошо, но не для нас


Девять лет назад Россия обзавелась собственным Днем святого Валентина с древнерусским уклоном. Годовщина смерти святых князя Петра и княгини Февронии трудами Светланы Медведевой, супруги текущего на тот момент президента, из православных святцев плавно перетекла в секулярный календарь как День семьи, любви и верности.

daisy-1704725_1920

Надо сказать, что с праздниками в России дело обстоит скверно – кроме Нового года и Дня Победы есть еще невнятное 8 Марта, растерявший всю суть сексистский День защитника Отечества и праздник «а поедемте на пикник!», в календарях именуемый «День весны и труда». Поэтому все иноземные заимствования встречаются на ура. День святого Валентина? С превеликим удовольствием! Хэллоуин? Почему бы нет! День святого Патрика? О, дайте два!

 

Критики называют такой феномен «западопоклонничеством» и страстью русского человека к горячительным напиткам — только повод дай. В то время как тяга к перениманию западных паганалиев тесно связана с отрывом современной России от традиций, неотъемлемой частью которой и являются праздники.

Семидесятилетний эсэсэсэровский период не прошел даром – народные праздники, типа Масленицы и Дня Ивана Купалы, забылись, церковные искоренены, как вид, получив взамен даты нового времени: День октябрьской революции, День труда, День международной солидарности женщин в борьбе за экономическое, социальное и политическое равноправие, День Красной армии и флота и дни рождения вождей.

С распадом СССР началось и возрождение забытых в чулане истории праздников: началась популяризация Рождества, вышла на международный уровень Масленица, приближаясь по масштабу к зарубежным торжествам фестивального толка.

chocolate-1490579_1920

Однако уже к началу нулевых стало понятно, сколь высока потребность общества в смеховых праздниках, которую не смогли удовлетворить полтора краснокалендарных дня. В то время, как в Европе отмечали День квашеной салаки и день булочек с корицей, Тамборраду и Томатину, Октоберфест и огненный Апхелио, россияне уныло покупали веточку мимозы или пену для бриться в подарок – в зависимости от даты.

У России на этом поприще было два пути – заимствовать или придумывать свое. Жители страны начали активно перенимать зарубежные традиции, часто либо не имеющие социальной значимости для россиян – как день святого Патрика или Хеллоуин, либо же в принципе являющиеся маркетинговым продуктом, как Валентинов день. Параллельно хэллоуинским вечеринкам и росту продаж открыток в форме сердечка, власть начинает бурлить, как сальзы в Гобустане. Результатом и стал День семьи, любви и верности, как и Валентинов день, имеющий под собой полумифическую подоплеку, взятую из «Повести о святых Петре и Февронии Муромских».

Согласно повести, Феврония вылечила муромского князя Петра от проказы, стала его женой, и перетерпела многие лишения – бояре не признали княгиню-простолюдинку и супруги выли вынуждены покинуть Муром, но вспыхнувшие междоусобицы заставили местных аристократов передумать. На склоне лет Петр и Феврония приняли постриг в соседних монастырях, завещав похоронить себя в одном гробу. Конечно, благочестивые монахи с этим не огласились, и, когда Петр и Феврония умерли в один день и час, похоронили их отдельно, но на следующий день тела супругов оказываются в одной могиле.

grandparents-2198053_1920

Как и история о святом Валентине, легенда о Петре и Февронии в историческом плане довольно неправдоподобна: в летописях о муромском князе с таким именем нет ни слова, а история о болезни, чудесном излечении и не менее чудесном захоронении слишком уж напоминает легенду о Тристане и Изольде. Историки считают, что прототипом Петра стал муромский князь Давид, но о его супруге в летописных источниках сведений нет.

Однако также, как и легенда о святом Валентине, история о Петре и Февронии, а с нею и созданный на этом месте праздник, обещает стать довольно неплохой традицией: обрасти привычками, наметить интересный план торжеств, разработать качественную маркетинговую стратегию, создать фестиваль и главное – перевести День семьи, любви и верности из партисипативного в смеховой. Правда, для этого нужно много работать и вкладывать ресурсов, в том числе интеллектуальных. Но, в конце концов, день святого Валентина тоже прошел долгий путь почти в 2300 лет, и, кто его знает, где он был бы сейчас, не вмешайся вовремя Чосер со своей поэмой.

Пока же День семьи, любви и верности движется по совершенно противоположному пути через глобальную клерикализацию. История имеет множество примеров адаптации религиозных праздников – взять хотя бы синтоистскую Японию и Рождество, которое жители самое загадочной страны мира считают государственным праздником, но любят за атрибутику. Возможно, через 50 лет День семьи, любви и верности станет действительно всероссийским праздником, а не просто галочкой в плане чиновников, пока же сделать это и определить День святого Валентина ему мешает невероятная формулировка, в которой любовь стоит на втором месте.

 

Маша Тимофеева
© Mush-room

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s